Советское – значит лучшее

Советские автомобили

Реклама в Советском Союзе всегда была чем-то подпольным и почти непристойным. Согласитесь, в стране повального дефицита предлагать людям купить что-то, особенно если эти люди стоят в длинной очереди с талоном в руках, можно лишь с издевательскими целями. Однако был экспорт, а, кроме того, определённые граждане уже тогда жили во вполне официально организованном для них оазисе капитализма, имя которому — «Берёзка».

А раз так — куда же без рекламы? Пусть это и двигатель проклятущей буржуазной торговли, символом которой в СССР являлся гнусный спекулянт, подлежащий немедленному искоренению. Но чтобы вспомнить, как это было, начнем с самого начала.

 

До революции автомобильная реклама в Российской Империи пользовала весьма нехитрые приёмы. Как правило, в рекламных публикациях давали чёрно-белое изображение авто, а также адрес дилера и, конечно же, цену. Хотя были и робкие попытки выделить свою группу покупателей и создать некий имидж марки. Вот, например: «Автомобили Комник непревзойдённы в надёжности, элегантности и скорости!» Или как вам такой шедевр: «Для деловых людей. Для сельских хозяев. «Мец 22». А вот немецкое представительство американской фирмы Studebaker подавало свои машины весьма витиевато: «Новый «Студебекер» для туризма, благодаря своей удлинённой форме и коническому капоту, имеет ясно выраженное карросери (кузов) «Торпедо» и представляет из себя исключительно счастливую комбинацию европейского вкуса с американскими принципами постройки, а потому, несомненно, является для сезона 1914 года самым удачным типом автомобиля».

 

Но по-настоящему ярких образцов рекламного искусства как, впрочем, и сейчас было немного. Ведь в начале ХХ века любой автомобиль вполне обоснованно считался дорогой игрушкой. А посему предполагалось, что его будут покупать только весьма состоятельные господа, которые шутить не настроены. Ситуация до боли знакомая по современному российскому авторынку.

 

После революции семнадцатого года у отечественной авторекламы возникло своеобразное раздвоение личности. С одной стороны её как бы и не было. А зачем собственно, если простой гражданин купивший, скажем ГАЗ-М1, мягко говоря, привлекал к себе внимание соответствующих органов. Ведь на трудовые доходы приобрести подобный образец буржуазной роскоши, пусть и собранной руками советских рабочих, было невозможно. Значит украл! Или ещё хуже — продал Родину по сходной цене агентам империалистических разведок.

 

С другой стороны Советский Союз активно закупал автомобили и мотоциклы во всех передовых странах мира. Одни машины брались для научных исследований на предмет копирования особо удачных конструктивных решений. Другие же завозились огромными партиями специально для перевозки партийных чиновников всех рангов от места жительства к месту работы, или, как вариант, от места работы к месту заключения. Как в песне поётся: «Вспомним, маршал, путь геройский. Из подвала — на расстрел!»

 

Естественно, западные фирмачи, почувствовав вкус «легкой наживы», изо всех сил пытались убедить коммунистов приобрести продукцию именно их заводов. С этой целью с 1929 по 1941 год специально для СССР выпускался «Справочник американской промышленности и торговли» (АМТОРГ), в котором можно было найти всё, что угодно — от булавки до миноносца. Конечно, далеко не все марки, особенно такие экзотические, как Windsor или Marmon, привлекли внимание советского правительства, но некоторым, например Packard и Ford крупно повезло. Правда, здесь сработала скорее не реклама, а личные пристрастия товарища Сталина, а также идеологические мотивы. Напомним, что Генри Форд в СССР был необычайно популярен. Доходило до того, что некоторые его книги, такие как, например, автобиографическая «Моя жизнь, мои достижения» печатались весьма солидными тиражами. Секрет был прост. Старика Генри ошибочно посчитали социалистом. А раз так, то для хорошего человека — ничего не жалко. Можно купить у него не то, что какие-то там автомобили, а целые заводы по их производству. Тем более что великий Вождь и Учитель готовился к большой европейской войне. А какие, с позволения сказать, боевые действия, без соответствующей технической базы?

 

Позже, в годах 40-х личные автомобили в СССР, всё-таки, разрешили. Но и это отнюдь не означало, что они нуждались в рекламе. Все и так отлично знали, что наше — это самое лучшее. И стоять за ним в очереди необходимо как минимум год. А раз так, то зачем ломать себе голову над броскими слоганами и тратить ценную мелованную бумагу на пусть и красивые, но идеологически бесполезные картинки? Куда как полезнее, с точки зрения формирования молодого поколения в который раз переиздать речи Никиты Сергеевича или труды Леонида Ильича. Правда порой для оголодавшего по информации народа всё же издавали полурекламные проспекты (их называли научно-популярными), вроде «Нови Радянськи автомобили» («Новые Советские автомобили») или «Новые автомобили «Москвич». А на некоторых выставках достижений советской науки и техники временами даже раздавали простые листовки с изображениями и техническими данными новых авто. Но все же главной витриной советского автопрома становится остродефицитный журнал «За Рулем».

 

Другое дело экспорт, за который после войны взялись серьёзно — государству нужна валюта! И здесь уже приходилось принимать правила «загнивающего Запада» — издавать серьёзные каталоги, заполнять рекламой «буржуйские журналы» и даже снимать телевизионные ролики! Всем этим занимался рекламный отдел В/О «Технопромимпорт» позже переименованный в В/О «Автоэкспорт». Причём, каталоги делились на две группы. Первые, на русском языке, предназначались специально для наших Торгпредств, дабы их работники не слишком напрягались, вспоминая, что означают те или иные иностранные слова. А вот проспекты из второй группы, уже попадали в руки потенциальных клиентов. При этом отпечатывали рекламную литературу обычно не в СССР, а в дружественной Финляндии, или, на худой конец, в Швейцарии.

 

Вспомним, что наша прекрасна реклама, созданная талантливыми художниками и фотографами в самом деле работала. И отлично работала! В 50-х и в 60-х годах советская техника замечательно продавалась, причем, отнюдь не только «в странах народной демократии». Хотя, справедливости ради, за это надо было в основном благодарить конструкторов и дизайнеров. Ведь именно они сумели сделать так, что до середины 60-х годов отечественные автомобили ни по конструкции, ни по качеству, ни по внешнему виду фактически не отставали от американцев, немцев, японцев. Как в свое время говаривал Ли Якокка, легендарный президент концерна Ford, а затем и Chrysler: «Когда у вас хорошее изделие, не надо быть гениальным торговцем».

 

Следующий этап в развитии советской рекламы наступил в легендарные времена брежневского «развитого социализма». С открытием чеково-валютных «Берёзок» и «Каштанов», создавались буклеты и журналы специально для доверенных товарищей, находившихся в странах не до конца одержавшего победу социализма. Им-то в очередях за новой машиной стоять не приходилось. Достаточно было только открыть ежемесячный каталог наподобие «Новости-Информация от Внешпосылторга» или взять в руки спецпроспект для избранных и выбрать нужный товар по специальной цене. К примеру, «Волга» ГАЗ-24 в 1970 году стоила 1850 рублей-чеков, а «Жигули» модели «копейка» — всего-то 1135. Разумеется, ни о каком креативе речь и не шла. Ведь конкуренции в бывшем Союзе не было, да и быть не могло. Если конечно не принимать во внимание мизерные поставки американских, немецких, японских и финских авто, причём в основном это были седельные тягачи, самосвалы для «строек коммунизма» наподобие БАМа, а также лесовозы. Отсюда и загадочные проспекты по Mercedes-Benz или Sisu на русском языке, которые воспринимаются как пришельцы из параллельного мира.

 

К сожалению, позже, уже в «застойных» 70-х в нашем автомобилестроении обозначился серьёзный кризис. Новые модели с достойной зависти регулярностью выпускал, по существу, только ВАЗ. А все остальные занимались преимущественно сто сорок первой модернизацией того, что было разработано в 50-х и в 60-х. В такой обстановке рекламистам уже приходилось буквально из кожи лезть, дабы соблазнить избалованных западных покупателей. Приведем цитату из проспекта, посвящённого далеко не самому лучшему «Москвичу» модели 2140: «Москвич — 1500 тяжелее своих аналогов на 100 кг», — соглашалась рекламная брошюра. «Но зато утолщённая сталь кузова даёт Вам дополнительный шанс в трудной ситуации «выбраться сухим их воды». Дальше звучал призыв отказаться от «шикарных радиаторов, изящной отделки и обилия хрома в пользу повышенной прочности!» Ну как вам? Для полноты картины нужно было заявить, что «Москвич» — это самая безопасная машина в мире, а надувные подушки и зоны деформации — это буржуазные извращения.

 

Но этим наши рекламисты не ограничивались. В 80-х на обложках советских проспектов стали мелькать тепло одетые фотомодели. Эдакая «рашн эротика» в шубе и в тёплых колготках. Впрочем, перевернув страницу, можно было обнаружить тех же девиц уже в платье и в довольно непринужденной позе — лежа на животе на разложенных сидениях. Напомним для тех, кто подзабыл, секса в СССР тогда не было! По крайней мере, официально. Впрочем, возможно, красавица просто намекала на выдающиеся способности штатной волговской печки, способной согреть даже в 40-градусный мороз!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031